Дома-легенды

В течение тысячелетий практически каждый жилой дом имел какого-либо конкретного владельца. Дом был хранителем мифов и преданий, символом преемственности развития и связи поколений. История дома становилась историей семьи, входила в историю города и даже государства. В городской застройке именно частные дома формировали лицо города как в средневековье, так и в позднейшее время. В сельской местности естественными доминантами территории, помимо церкви, были замок или дворянская усадьба, вокруг которых группировались крестьянские жилища, оптимально отвечающие местным природно-климатическим условиям, имеющимся строительным материалам и образу жизни.

Массовое строительство деревянных домов когда-то прекратилось и только сейчас возродилось вновь. Рост и строительство городов, развитие промышленности изменили систему расселения, районы многоэтажной застройки проникали даже в исторические зоны городов. После 1917 года особняки классицизма и модерна, украшавшие многие улицы Москвы, превращались в конторы, посольства и другие учреждения. В настоящее время осталось всего несколько исторических особняков с сохранившимися интерьерами, открытых для посетителей. Еще более печально положение с дворянскими усадьбами, варварски разрушенными в огне гражданской войны. Была полностью уничтожена ландшафтная архитектура прилегающих к ним парков, утеряна культура эксплуатации и содержания как самих зданий, так и озелененных пространств.

В первые послереволюционные десятилетия усилия архитекторов были направлены на создание утилитарного минимального жилища. В основе его лежало стремление изменить быт, создать новые социальные отношения на уровне семьи. Вместо квартир и особняков появились «жилые ячейки» общежитий и «коммунальных домов» с помещениями общего пользования. Проекты традиционного типа встречались гораздо реже (поселок индивидуальных домов «Сокол» в Москве» архитектора Н. Марковникова, конкурсные проекты Г. Бархина). Наиболее значителен вклад в исследования проблем экономичного дома коллектива архитекторов Стройкома РСФСР под руководством М.Я.Гинзбурга. Принцип «компенсации высот», использованный в многочисленных вариантах жилых ячеек для многоэтажных домов, впоследствии с успехом применялся и в малоэтажном строительстве
Однако преобладающими типами жилища в нашей стране стали индустриально возводимые многоэтажные жилые здания на основе широко развитой системы типового проектирования, а жилищный стандарт стал основным законом для проектировщиков и строителей.

Пользователи этого жилища были анонимны и обезличены, их индивидуальные вкусы и потребности нигде не учитывались. Формирование типов квартир осуществлялось на основе функциональных требований, которые интерпретировали все жизненные процессы упрощенно и сугубо утилитарно. Городской житель имел очень мало возможностей познакомиться в натуре с альтернативными способами организации жизни. В этом одна из причин того, что изучая проблемы индивидуального жилища высокой комфортабельности, мы вынуждены постоянно обращаться к зарубежному опыту.

Потребность в альтернативных типах жилища возникла в последние десятилетия, когда изменение социально-экономических условий в России привело к неизбежной для каждого общества дифференциации сферы жилища. Появилось так называемое элитное жилье — квартиры в многоэтажных домах и загородные особняки. Последние довольно хаотично размещаются среди дачной или деревенской застройки, иногда группируясь в небольшие поселки. Ни социально, ни пространственно эти образования не вошли органично в существующую жилую среду. Эти «острова в океане» не могут создать основу для устойчивого развития. Большая часть населения не может примириться с неизбежностью неравенства в сфере жилища, сравнивая коммерческое жилище с так называемым социальным (сравнение, безусловно, не в пользу последнего). В результате возникает замкнутость как отдельных зданий, так и целых поселков: мощные системы охраны и безопасности, отсутствие информации, безадресность публикаций в профессиональной печати, повышенные расходы на строительство.

Эта ситуация противоположна отношению населения к «богатому» жилищу, сложившемуся в развитых странах Европы и США. Многие знаменитые особняки, построенные известными архитекторами, после смерти владельца становятся музеями: виллы Савой и Ла Рош Ле Корбюзье, дом Шредер в Голландии (Г. Ритвелд), вилла Тугендхат в Брно (Мис ван дер Роэ), конечно, «Дом над водопадом» Ф.Л. Райта и многие другие. Интерес населения вызывают и недавно построенные дома. В 1950-е годы американец Брюс Гофф, известный необычностью своих проектов, построил дом Бэвинджер в форме улитки, где в качестве стройматериалов использовались всяческие отходы: старые деревья, валуны, трубы и даже части самолетов. Дом посещало так много журналистов, соседей, любопытных, что хозяева ввели плату за осмотр и частично возместили расходы на строительство.

И все же — как дом становится «уникальным»? Как и всякий «артефакт», он должен быть украшен громким именем (владельца или архитектора), должен представлять нечто новое как в способе формообразования, так и решения внутреннего пространства и, наконец, он должен быть украшен «легендой» — историей возникновения, влияния на образ жизни его обитателей. Некоторые дома становятся символом нового направления в архитектуре, началом революции стиля (как «Красный дом» У. Морриса). Иногда неясно, стал дом знаменит, потому что его построил известный архитектор, или потому, что там жил выдающийся человек, вложивший в него частицу самого себя. Невольно вспоминается печальная судьба дома-студии К. С. Мельникова в Кривоарбатском переулке в Москве. Этот дом всемирно известен, он — один из главных объектов осмотра приезжающих в Москву иностранных специалистов. Проектируя его в тихом переулке с малоэтажной застройкой, Мельников мечтал о незыблемом семейном гнезде, спокойной личной жизни, сохранении традиции. Прошли всего 70 лет, и вокруг него выросли огромные многоэтажные дома, уничтожающие этот шедевр и физически, и морально.

В истории архитектуры уже давно сложился устойчивый набор индивидуальных жилых домов, наиболее ярко отражающих характер архитектуры своего времени: период романтиков и движения «Искусства и ремесла» в середине XIX века, многочисленные течения европейского и русского модерна на рубеже веков, авангардную архитектуру модернизма первой половины XX века, пестрый мир постмодернизма и, наконец, современность, определяемую как время противостояний, разрушения привычных форм, поиска новых способов формообразования.

Уникальные жилые дома обогащают обыденную жилую среду, структурируют аморфную застройку, создают очаги притяжения. В неантагонистической среде такие дома могут играть роль социальных, пространственных и культурных центров. Таким образом дом может в какой-то степени приобрести просветительские функции.

При использовании текста гипрессылка на сайт обязательна!

Всего голосов: 257