Вкладывать деньги в картины выгоднее, чем в недвижимость!

Екатеринбургского бизнесмена Виктора Лощенко сложно назвать слишком публичным: единственное большое интервью, где он рассказывал о работе учреждённых им компаний, которое можно найти в Сети, датировано 2002 годом. Бизнес Лощенко при этом весьма узнаваем: продуктовая сеть "7 ключей", "Уникум Моторс", компания "Атомпромкомплекс", магазины Ralph Lauren и Yves Delorme в Екатеринбурге, ресторан Dieci и галерея современного искусства Ural Vision Gallery. 

Лощенко отмечает, что у каждого человека в жизни наступает время, когда деньги отодвигаются на второй план. Поэтому изначально идея создать в Екатеринбурге галерею международного уровня родилась у него, скорее, как мечта. Однако Виктор Лощенко говорит, что это весьма неплохой бизнес, хотя и достаточно затратный. Когда ты вкладываешь деньги в картины, ты должен понимать, что это "длинные деньги". 

В интервью E1.RU Виктор Лощенко рассказал, почему вкладывать в картины куда интереснее и перспективнее, чем в квартиры, как купить картину и через десять лет заработать на ней 100%, почему открывает собственную галерею в Вене и когда Екатеринбург сможет смело называться третьей культурной столицей. 

– Во всех интервью вы всегда отмечали, что Ural Vision Gallery – это исключительно бизнес. Идея создать галерею у вас родилась как возможность воплотить мечту или сразу как бизнес-план?

– В жизни у каждого человека наступает время, когда он перестаёт всё вокруг превращать в деньги. Деньги – замечательная вещь, но с какого-то момента ты начинаешь понимать, что самые нужные вещи ты не можешь купить: жизнь, здоровье, красоту, уважение окружающих. Беда, когда у человека вместо глаз "баксы". Идея создать галерею не была бизнес-планом в общем смысле этого слова и, скорее, была мечтой. Но я бы не был бизнесменом, если бы не просчитывал все варианты, когда что-то делаю. У нас была галерея "Арт-словарь", и это был порыв. Ural Vision Gallery – это уже бизнес.

– Но, по мнению многих уральских бизнесменов, это весьма странный выбор бизнес-модели и отсюда, что это исключительно ваша прихоть. Такое восприятие может быть связано с тем, что галерея – это непонятный и непривычный способ зарабатывать деньги?

– Что касается того, что этот бизнес весьма непонятный и непривычный… Всё зависит от того, где мы об этом говорим. В Екатеринбурге? Я согласен. В Москве? Я согласен. В мире – не согласен. Именно поэтому это интернациональный бизнес. Наш проект это не только и не столько экспозиционная площадка в Екатеринбурге. У нас работает площадка в Будапеште, которая существует в форме арт-резиденции и расположена в историческом центре города недалеко от парламента. Вторую европейскую площадку мы хотим открыть в Вене и сейчас активно над этим работаем. В мире этот бизнес совершенно понятен, популярность его растёт, а доходность превышает 12% годовых.

– Чаще всего эксперты и экономические обозреватели отмечают, что наиболее выгодным интересным инвестиционным инструментом является недвижимость. Потом обычно говорят о вкладах в валюте или драгоценных металлах. В этой линейке инструментов куда бы вы поставили инвестиции в предметы искусства?

– То, что самым выгодным инвестиционным инструментом является недвижимость, я не согласен. Периодически происходят так называемые баблы, мыльные пызури. Я историю с недвижимостью оцениваю просто: если себестоимость строительства в среднем по Екатеринбургу, например, составляет 35-40 тысяч рублей за квадратный метр, а вы покупаете за 75-80 – вы рискуете. Рано или поздно пузырь может лопнуть, и вы потеряете деньги. В мире это происходит регулярно.

Это было в Японии, в США и совсем недавно в Испании. Что касается искусства: такой вариант развития событий в принципе невозможен. Простой пример. Работы Ольги Тобрелутс стоят около 16 тысяч евро. Такого просто не может произойти, чтобы она завтра начала продавать свои картины за 10 тысяч. У неё будут большие сложности – её вычеркнут отовсюду. Поэтому, вкладываясь в современное искусство, вы рискуете меньше, чем инвестируя в недвижимость. В искусстве есть имя. В недвижимости такого нет.

– Ну, а как же популярное в некоторых кругах, например, имя "апартаменты на Пальма Джумейра"?

– Вы уверены, что на Пальме это хорошо? Я не уверен. Мне кажется, это плохо. Те, кто купил недвижимость там, не в восторге. Там страшный ветер, метёт пыль, плохо заложили коммуникации, и вода начала цвести, и появился неприятный запах. Там очень дорогое содержание, потому что жарко и сухо. И вам никогда не будет принадлежать земля на правах собственности: арабы считают, что земля им послана Аллахом. Я не считаю, что это хорошая инвестиция. Будь я честным ритейлером, не посоветовал бы вам покупать там дом.

За несколько часов до интервью Виктор Лощенко приобрёл у уральского художника Игоря Симонова три работы. Лощенко показывает на картину "Бдение" 1990 года (справа): "У современного поколения уже нет страха перед системой, поэтому молодые художники никогда не смогут так передать весь ужас, как те, кто всё это пережил сам". 

– Как за рубежом люди относятся к вложению денег в искусство?

– Это очень популярный в мире инвестиционный инструмент. Серьёзные банки за рубежом всегда советуют клиенту диверсифицировать свои вклады, не только покупая ценные бумаги, валюту или золото, но обязательно и современное искусство. Вспомните Бориса Березовского. Он покупал очень много искусства. Наименее рисковый вариант в такой ситуации покупать интернациональных художников.

– О категориях цен. Сколько стоит то, что продаётся в вашей галерее?

– Всё, что выставляется, можно купить. Цены очень различны. Разбег цен тех работ, которые мы показывали, от 100 евро до 120 тысяч евро. Но если у покупателя есть желание, мы можем привезти работу и дороже. Когда люди инвестируют в искусство, они должны понимать, что это "длинные деньги". Лучше всего купить сегодня, а продать через 10-50 лет. Когда-то и Айвазовский был современным художником и продавался за 100 рублей.

– Вы уже говорили о доходности этого бизнеса в мире свыше 12% годовых. В России, в Екатеринбурге, сколько можно заработать? С чем сравнима рентабельность?

– Рентабельность сопоставима только с галерейным бизнесом. Важно иметь натренированный глаз, вкус и честно говорить себе, поймали вы тенденцию или ошиблись: в современном искусстве можно купить будущего Малевича или просто Пупкина, причём по одной и той же цене. Если говорить о нас, то те работы, которые мы покупали 5-10 лет назад, например за тысячу долларов, сегодня уже стоят около 10 тысяч. На самом деле деньги отбить можно быстро, продав работы по текущей рыночной цене. Но что мы будем делать завтра? Кто даст гарантию, что художник завтра создаст гениальное произведение? Например, цена на базовые работы Миши Брусиловского в Екатеринбурге сейчас в районе одного миллиона рублей, но мы считаем, что продавать их рано.

– Вы занимаетесь коммерческой раскруткой этого проекта? Реклама, промо?

– Мы никогда не делаем лобовую рекламу по принципу "приди ко мне, я вся в огне". То, что мы делаем, – повышаем культурный фон города Екатеринбурга, через диалоги с художниками, которых мы привозим, через встречи с известными кураторами и искусствоведами. Не так давно мы привозили одного из самых известных экспертов по гравюре, хранителя гравюры в Эрмитаже Аркадия Ипполитова. И, конечно же, мы хотим, чтобы события такого рода были освещены.

– Какая у Екатеринбурга перспектива в сфере современного искусства? Когда у нас появится несколько достойных галерей?

– Какая у нас перспектива, я не знаю. У нас есть важная проблема – в Екатеринбурге нет музея современного искусства. ГЦСИ – это первая ласточка и, дай бог, что не последняя. Что касается остального – машина времени существует. Сядьте на самолёт в Мюнхен, Париж или Лондон и посмотрите, что происходит там. Опыт исторического развития нашей страны говорит о том, что мы рано или поздно приходим к тому, к чему мир уже пришёл.

Единственное, что скажет любой художник и любой галерист: "Чтобы я привёз сюда свои работы, я должен знать, что я приеду и продам на определённую сумму, чтобы оправдать свои затраты". И мы должны ему через контракт это гарантировать. Если картины не продались, мы купим их сами. Никто не поедет к вам показывать своё искусство просто так, не заработав на этом ничего. Поэтому галереи международного уровня в Екатеринбурге начнут появляться, когда у нас начнут покупать и когда появится рынок современного искусства.

Всего голосов: 316